По благословению Высокопреосвященнейшего Тихона, митрополита Новосибирского и Бердского
Официальный сайт прихода

Поиск по сайту

Обратный процесс

Шестерни, цилиндры, втулки, снова шестерни – мы закидываем в наш микроавтобус лом бронзы. Вообще-то я представлял, что это будут слитки чистой меди, но наш металлург сказал, что так лучше. Во-первых, это в разы дешевле. Во-вторых, температура плавления бронзы ниже температуры плавления меди, металл будет быстрее плавиться, меньше киснуть, что лучше с технологической точки зрения. Не очень уверен в том, что точно вспоминаю слова нашего металлурга Виктора Анатольевича Кузнецова, но нет причин ему не доверять – он кандидат наук, у него огромный опыт и стаж. Ладно тогда. Шестерни, так шестерни. На весах шестьсот три кило. И ещё сто килограмм олова.

Мы разгружаем металл, складывая его аккуратными стопками у входа в литейный цех. «Вот эти шестерни отжечь надо будет» – как бы сам себе говорит Виктор Андреевич Васильев, начальник технического отдела нашего Сибирского центра колокольного искусства, – «ну ладно, очистим». Перетаскали бронзу, прибрали олово. Первая партия металла закуплена. С каждым действием, с каждым этапом мы всё ближе и ближе к самому главному, к моменту, когда алая струя бронзы потечёт в подготовленную форму. Конечно, этот самый миг, когда литейка разогреется, задышит и оживёт, этот миг сидит в нашем сознании. Но до этого всё ещё далеко.

Виктор Анатольевич Кузнецов, кандидат технических наук, химик, металлург

Виктор Анатольевич Кузнецов, кандидат технических наук, химик, металлург:

При литье бронзы, латуни, алюминиевых и любых других сплавов, если использовать чистые материалы, то сплав получит наследственность чистых материалов. Что это значит? Бронза, полученная из чистой меди и чистого олова, получится «жёсткой», с грубой структурой. В данном случае «жёсткая» – это слово жаргонное, а сплав будет нести наследственность меди и особенно олова. У олова очень крупные кристаллы, и если сломать слиток, то на изломе мы увидим крупные кристаллы, и чем чище металл, тем кристаллы его крупнее. И наследственность бронзы будет соответствующая.

А все сплавы хороши тогда, когда имеют мелкозернистую структуру. У такой бронзы и прочностные характеристики, и механические и технологические свойства, такие как вязкость, термостойкость – выше. И, что в нашем случае имеет важнейшее значение, в такой бронзе иначе распространяется волна.

Раньше на военных заводах, где нет проблем с сырьём, металлурги вообще могли бы всё из чистых металлов делать, но при литье они всегда добавляли до 30 % так называемого «возврата» – различной обрези или просто кусков бронзы, повышая тем самым качество сплава. Мы это давно обнаружили, когда лили центробежные втулки. Поначалу они у нас даже лопались, а когда стали добавлять такой «возврат», все проблемы ушли. А лучше всего вначале сварить бронзу и слить в чушку в изложницу, и при втором расплаве полученная бронза имеет уже принципиально иные свойства.

А эти шестерни, эти детали огромных машин не дают мне покоя. И вдруг я вспоминаю Михаила Филипповича Иконникова, фронтовика и жителя села Чингис Ордынского района Новосибирской области. В 1937 году мальчишкой он стал свидетелем закрытия в селе Петропавловской церкви.

Михаил Филиппович Иконников.

Подробнее об истории чингисских колоколов можно посмотреть здесь:

Собственными глазами видел, как сбрасывали крест с купола. Как он с братом этот крест хотел утащить домой! Помнит, как выносили и жгли во дворе иконы, как восковое распятие, Иисус восковой, тоже сгорел в этом пламени. Помнит, как сбрасывали колокола и кувалдами разбивали их на куски. Кто-то спросил ещё тогда: «Куда вы их?» – «Вам в колхоз трактор из них сольём!» И на берег, где пароход приставал, увезли. А дело весной было…

И стали сами собою вспоминаться эти факты переливки колоколов, полетели вереницей. На что переливали колокола? На котлы для столовых, на барельеф для библиотеки. «Меняем колокола на машины!» – так было написано на транспаранте, которым украсили подводы Колыванского тракторного фонда, подводы, которые везли на переплавку старинные сибирские колокола. И так было по всей стране. Директор московского электромашиностроительного завода «Динамо» просил культовую комиссию Президиума ВЦИК передать ему колокола.

Двое рабочих везут колокольный лом на переплавку. 1930-е.

«Управляемый мною завод, — писал в прошении директор, — стоит перед полной угрозой срыва февральской программы из-за отсутствия цветных металлов для производства бронзовых отливок по целому ряду срочных и особо важных заказов (вкладыши бронзовые к электровозным моторам Сурамского перевала, вкладыши моторов для заводов черной металлургии, бронзовых венцов для червяков электролебёдок для оборудования судов и т. д.)».

Так вот же они, вкладыши для моторов, венцы для червяков электролебёдок, в нашем микроавтобусе! Разумеется, не те самые. Но это они. И из них мы скоро будем отливать копии разбитых сибирских колоколов.

Начальник технического отдела СЦКИ Виктор Васильев и руководитель проекта «Вернём колоколу голос» Алексей Талашкин.

История дышит в повторе. Не дай Бог, конечно, увидеть нам повторения тех страшных событий, когда свергались с куполов кресты, когда летели с колоколен древние колокола. Но, глядя на бронзовые шестерёнки, я начинаю видеть детали огромных часов истории, я ощущаю её дыхание. Тогда, в двадцатые, был вдох. Вдох, всосавший, перемоловший не только так дорогие нам предметы старины, но всю нашу жизнь, уклад. Всё, чем мы жили, было переломано, переварено, переплавлено. Сегодня, спустя век, история выдыхает. Идёт обратный процесс. И нам, участникам этого дела, немного странно осознавать, что мы оказались в этой части времени и пространства, в этом моменте истории. И боль, и трепет, и радость, и ответственность – как компоненты колокольной бронзы смешиваются в плавильном котле, так и наше сердце переполнено сплавом разных чувств и мыслей. Можно ли вернуть колоколу голос? Можно ли возродить эти разбитые колокола? Будем делать, что должно, и будем верить, что это случится.

История должна выдохнуть. И не тишиной пустоты и забвения, а чистым голосом воскрешённых сибирских колоколов.

Алексей Талашкин,
заместитель руководителя

Сибирского центра колокольного искусства Новосибирской митрополии,

руководитель проекта «Вернём колоколу голос»
 

Календарь



† Русская Православная Церковь
Новосибирская митрополия
Храм во имя Михаила Архангела
630088, г. Новосибирск
ул. Большевистская, 229
тел. +7 (383) 280 41 68