По благословению Высокопреосвященнейшего Никодима, митрополита Новосибирского и Бердского
Официальный сайт прихода

Поиск по сайту

Святитель Иоанн Тобольский (Максимович): О том, как велико Провидение Божие о наших потребностях в жизни

Бог – попечительнейший хозяин, Он на Своих руках содержит все великие и богатые жизненные потребности и сокровища... Один Бог – хранитель и обладатель всех потребностей жизненных, и от Него же Одного должно просить их усердными молитвами.

1

Пустынножитель Марк обыкновенно говаривал, что тот, кто не имеет упования на Бога в получении от Него временных потребностей, тот тем не менее может полагать на Бога надежду получить от Него потребности, ведущие человека в жизнь вечную: веру, надежду и любовь.

Иисус Христос представил первый довод против нашего маловерия, говоря: Душа не больше ли пищи, и тело одежды? (Мф 6,25) Он этими крепкими, истинными и душеполезными увещаниями удаляет от сердец наших пагубное чрезмерное попечение о пище и об одежде и учит нас полагать всю надежду свою в высочайшем Провидении Своем.

Если Бог – столь добрый Промыслитель и щедролюбивый Податель даров, кажущихся для нас весьма трудными и почти невозможными (каковы спасение души, получение Небесного Царствия), то ради чего неразумно обвиняем мы Бога, приписывая Ему забвение о нас в вещах маловажных, требующих малого труда.

Если Он дал тело, то неужели не оденет его? Подаривший коня не откажет и в уздечке. Душа не больше ли пищи, и тело одежды? (Мф 6,25). Когда Он даровал нам (без наших заслуг, когда и не существовали мы еще) жизнь, которая дороже пищи, и тело, которое важнее одежды, то несомненно даст и все способствующее к сохранению жизни и к пропитанию плоти; тем более не откажет Он нам во всем том, что Сам Он восхотел, по величайшей Своей благости, даровать нам бытие и жизнь.

И если даром охотно дал Он важнейшее для нас, то и может, и желает дать, и всегда посылает и менее важное. Но пошлет с условием, чтобы и мы не оставались праздными: ибо Он создал и призвал нас на землю, чтобы возделывать ее и содержать в порядке (см.: Быт 2, 15), а не для праздности; упраздняться же только от суетных забот своих, которые Богу противны, а уповать на Него, Единого Всемогущего и Всещедрого для сердечно уповающих на Него, а не на самих себя.

Иов, вопрошая о приготовителе пищи для воронов, о себе не пекущихся, говорит: Кто приготовляет ворону корм его, когда птенцы его кричат к Богу, бродя без пищи? (Иов 38,41). И Сам Христос, взяв подобие от птиц, учит нас, говоря: Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их (Мф 6,26). Сей Учитель Небесный, часто предлагая то же наставление, говорит: Не две ли малые птицы продаются за ассарий? И ни одна из них не упадет на землю без воли Отца вашего; у вас же и волосы на голове все сочтены; не бойтесь же: вы лучше многих малых птиц (Мф 10, 29–31).

Этот первый довод представляет нам, взятый от животных, кормящихся без всякого о себе попечения, чтобы хотя от них уразумели мы и научились познавать всемогущество Провидения Божия, в котором мы можем найти себе успокоение и мир душевный.

Второй довод представляют нам крины сельные (дикорастущие цветы). Христос Господь, указавши на Провидение Божие о маленьких птицах и о волосах на голове, заимствует второй довод о Провидении Божием о кринах сельних. Он говорит: Посмотрите на полевые лилии, как они растут: ни трудятся, ни прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них (Мф 6, 28–29). И отсюда Христос выводит заключение: если же траву полевую, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, кольми паче вас, маловеры! оденет (там же, 6,30).

К этому присовокупляет Спаситель Господь наш и третье объяснение о тщетности нашего о себе попечения, говоря: Да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе росту хотя на один локоть? (Мф 6, 27). Всякая заботливость наша о себе самих, не соединенная с упованием на Бога, – тщетна, напрасна; на что и указывает Господь: Итак, если и малейшего сделать не можете, что заботитесь о прочем? (Лк 12, 26).

Суетен, празден и неполезен весь труд ваш, если Бог не поспешит и не благословит его. Во всяком начинании и деле своем возлагай на Бога все упование, и Он (без твоего старания) все устроит к лучшему по Своей неизреченной милости: отверзаеши Ты руку Твою и исполняеши всякое животно благоволения (Пс 144,16).

2

Итак, если Господь Бог заботится об удовлетворении жизненных потребностей всех вообще: ибо Он сотворил и малого и великого и одинаково промышляет о всех (Прем 6, 7), то почему везде множество нищих и весьма оскудевших людей? Кажется, будто бы Бог попустил всем довольствоваться трудами рук своих. Чудно есть, братия, Провидение Божие о нищих. Истинно сказал об этом святой Златоуст, что не только нищие имеют необходимость в богатых, но и богатые еще более нуждаются в нищих.

Если представим себе два посада или города, в одном из которых жили бы одни богатые, а в другом – одни нищие, то между жителями того и другого не было бы никакой связи, никакого обмена: ибо в первом городе не было бы ни одного мастерового человека, ни кузнецов, ни золотых и серебряных дел мастеров, ни портных, ни ткачей и других работников. Такими делами богатые люди не занимаются. Не будет там ни слуг, ни служанок: что же это за город, когда в нем не найти никакой помощи, никакого удобства?

Во втором же городе жили бы все рабочие люди, добывающие себе трудами своих рук скудную пищу, одежду и прочее, необходимое для жизни, довольствуясь малым. Но если бы все были богаты и жили бы в роскоши, то какие были бы последствия?

Оказались бы забытыми и изгнанными из общества все добродетели; общим занятием сделалось бы: пить, есть, плясать, играть; общественная жизнь находилась бы в таком упадке, как было пред всемирным потопом или же в городах Содоме и Гоморре; конец такой жизни известен: всеобщая казнь Божия. Все же, что было и есть в мире доброго и Богу угодного, устроено старанием и деятельностью не богатых, но трудолюбивых и богобоязненных людей, лишенных довольства и денег.

Они трудились в поте лица, продавали свои труды богатым; они не забывали Бога, молились своему Творцу и Промыслителю, Который в самой нищете их покровительствовал им. Многие святые угодники Божии, пребывая в крайней нищете, ее одну любили больше всех богатств и имели о себе величайший Божий Промысл: они, не имея ничего, но как бы всем обладающие, свободно, во всякой душевной радости возглашали: Отче наш, сущий на небесах.., имея при этом в устах и сердце слова Псалмопевца: Возверзи на Господа печаль твою, и Той тя препитает (Пс 54,23).

Истинно Отец Небесный столь великое имеет Провидение и попечение о сердечно предавшихся Ему людях, что когда они лишены человеческой помощи, посылает им Свою небесную помощь.

Например, такую помощь оказал Бог пророку Илии: во-первых, Он повелел воронам, чтобы они носили ему пищу; и вороны приносили ему хлеб и мясо по утрам и по вечерам, а из потока он пил воду; когда этот поток высох, то, во-вторых, Бог повелел Илии идти в Сарепту Сидонскую к убогой вдове на прокормление, все имущество которой состояло из горсти муки в кадке и из небольшого количества масла в кувшине; но, по Божиему Промыслу, во время пребывания в ее доме пророка мука в кадке не истощалась и масло в кувшине не уменьшалось; в-третьих, когда Илия облегчал сном свое оскудение, подоспел к нему с неба второй приноситель пищи, Ангел Господень, и разбудил Илию своим к нему прикосновением, говоря: «Встань, ешь и пей».

Илия пробудился и видит: вот у его изголовья печеная лепешка и кувшин воды, он поел, напился и опять заснул. Ангел Божий повторил то же самое во второй раз. Такую же преславную благодать проявлял всещедрый Бог и многим другим угодникам Своим, когда они находились в различных нуждах.

Хотя и мы часто получаем от Бога такую же благодать в своих нуждах и недостатках, однако же везде встречается между нами большое маловерие у многих, боящихся лишиться приличного и необходимого для поддержания здешней жизни; мы и ныне говорим с иудеями: возможет Бог уготовати трапезу в пустыни? (Пс 77,19); и с апостолом Филиппом и с апостолом Андреем: им на двести динариев не довольно будет хлеба, чтобы каждому из них досталось хотя по немногу; ...пять хлебов ячменных и две рыбки; но что это для такого множества? (Ин 6, 7–9).

О, маловерные мы люди! Отец Небесный знает, что всё это нам необходимо: неужели же благость Божия теперь оскудела более, чем в прежние времена?

3

Святому Павлу, первому пустынножителю, в продолжение шестидесяти лет ворон приносил по половине хлеба; но когда пришел к нему Антоний Великий, то вороном был принесен целый хлеб.

Иоанн, пустынножитель, четырнадцать лет, в продолжение которых он никого из людей не видел, питался молоком самки оленя. Многие из пустынников имели и пищу, и одежду от финикового дерева: оно служило для них и портным, и хлебопеком.

В лето от Рождества Христова шестьсот пятьдесят третье Индок, сын царя британцев, отрекшись от царского престола, поступил в монахи и сделался отшельником. На острове, окруженном водой, он построил церковь и основал монастырь. Он был так щедролюбив к убогим, что однажды, случилось в монастыре, оставался один только хлеб для трудящейся братии, но он велел разделить и этот хлеб на четыре части и отдать первую часть просящему нищему: этот нищий, переменяя свою одежду, приходил в один день четыре раза просить подаяния и получил все четыре части, так что ничего не осталось для прокормления братии. А потому один из них начал роптать и укорять игумена за его излишнее щедролюбие.

Индок, утешая его, велел ожидать помощи свыше. Спустя несколько часов приплыли под обитель четыре ладьи с полным грузом съестных припасов, которыми изобильно насытилась голодавшая братия. Справедливо выразился Августин: «Думаешь ли, что тот, кто кормит Христа (то есть нищих), не будет сам накормлен Христом?»

Настоятель одного монастыря отпустил двоих братий по делам обители; когда путешествующих застиг вечер, они, истомленные трудом, изморенные голодом и печальные, начали воздыхать о том, что придя в убогое селение, не имея там никаких знакомых, не получат себе ни отдыха, ни подкрепления пищей.

Повстречавшийся незнакомец спросил о причине их печали и, когда они открыли ему свою невзгоду, сказал им: «Вы все оставили ради Бога с величайшим на Него упованием, теперь же печалитесь, как бы лишенные всякой надежды; Бог насыщает скотов, неужели Он оставит сынов изнемочь от голода?» Сказавши это, сделался невидим.

Когда они вошли в город и совершили молитву в церкви, градоначальник пригласил их к себе на ужин; но некто другой из обывателей подошел к ним, прося их к себе в дом; третий, видя спорящих двух приглашателей, решил спор тем, что первый, муж почтенный и всеми уважаемый, имеет в этом преимущество; таким решением все остались довольны: пошли к нему в дом, и он всех изобильно угостил.

Так и Христос некогда, по воскресении Своем, угостил Своих учеников, безуспешно трудившихся в ловле рыбы, сказав им: придите, обедайте, взяв хлеб и дает им, также и рыбу (Ин 21,12–13). Однако ж все подобные примеры не искореняют нашего маловерия: несмотря на все, что Бог посылает нам, мы боимся оскудения и если во всем изобилуем до излишка, всегда печалимся. Безрассудные и мучительные мысли сокрушают нас: где то, на что ты надеешься? На это Августин справедливо отвечает: «Надежда еще не достигла своего совершения: и яйцо есть зародыш, но оно еще не цыпленок».

4

Рассказывают об одном нищем, который осмотрел свою торбу, увидел, что она полна кусков хлеба, и сказал: «Теперь я благонадежен». На этого нищего очень похожи мы сами: тогда только благонадежно уповаем на Бога, когда хранилища наши полны всякого добра, достаточного для нас на многие годы.

Не таков был святой Иоанн, патриарх Александрийский; он, потерпевши огромнейшие убытки, когда буря морская уничтожила тринадцать церковных кораблей с пшеницей, которой на каждом корабле было по десяти тысяч мер, возложил все свое упование на Единого Бога и в Нем одном нашел себе величайшую отраду. Такую же и в то же время потерю понесли множество александрийских граждан, а потому все спасшиеся кораблеплаватели и все пассажиры собрались в Александрию, как в тихое пристанище.

Ко всем святой Иоанн послал тотчас же письмо, в котором написал единственное утешение для всех: Господь дал, Господь и взял; как угодно было Господу, так и сделалось; да будет имя Господне благословенно! (Иов 1, 21). «Потерпите, дети, и ничего не бойтесь!»

На другой день собралось много почетнейших граждан для утешения его в скорби. Но он, предваряя их, возложил всю вину на себя: «Бог предохранил меня от большого греха: не случись это, я превознесся бы умом, возгордился бы тем, что подаю многую милостыню бедным, и имел бы о себе высокое мнение, что я щедролюбив; а потому справедливо любящий Отец наказал тщеславного сына, чтобы он не превозносился. Бог милостиво увещевает нас, нанеся нам несколько ран, чтобы мы пришли в чувство и скорее бы обратились к Нему. Но Он – тот же самый Бог, Который был и во время Иова, столь же всемогущий и столь же милосердный, – Он не оставит нас».

Этими словами преизбранный архиерей успокоил пришедших для его утешения. В скором времени Господь Бог вознаградил Иоаннову потерю, удвоив ее, а он подавал нищим обильнейшую милостыню. Сомневаться в подобных случаях значит то же, что и утверждать: Бог или скуп, или забывчив; но такие суждения принадлежат нечестивцам, безбожникам, и должны быть отрицаемы нами.

Амат пустынножитель, святой муж, был в свое время живым зеркалом, в которое обязаны всматриваться все, которые Провидение Божие неправильно понимают или отрицают. Амат, потрудясь тридцать лет в монастыре, удалился в пустыню, где на избранном им камне жил в великом воздержании. Один из братий монастыря через каждые три дня приносил ему часть хлеба и кружку воды – это было единственным его пропитанием. Такое воздержание не было приятно диаволу: и вот прилетел ворон, опрокинул кружку с водой, а кусок хлеба схватил и унес. Таким образом труженик лишен был трехдневного пропитания. Как же посмотрел на это сей добродетельный муж? Быть может, проклял ворона, или произнес нелепые слова на Божие Провидение, или начал порицать бесовские козни? Ничего этого он не сделал.

Мы поступаем так в подобных случаях; а он, воздевши руки и ум к небу, возгласил: «Благодарю Тебя, Господи Боже мой, что Тебе угодно было оставить меня в более продолжительном посту по Своей святой воле: я знаю, что это будет мне весьма полезно на будущее время; ибо ничего в мире не бывает без Твоего Провидения, без него ни один листочек не упадет с дерева».

А мы грешные думаем что истребление домов пожаром, потопление кораблей, утрата имений, личные обиды совершаются, когда Провидение Божие спит или не видит, – словом, не верим в Божие Провидение. Иногда даже язычники, самые здравомыслящие из них, рассуждали, что все в мире происходит не по воле человеческой и не по слепому случаю. Например, Сенека говорит: «Мы должны все переносить мужественно и не думать, что в мире нет начала правды, по которой все происходит». Действительно, все происходит от Бога по Его праведному Провидению: зачем же мы негодуем и часто даже ропщем?

5

На размышление о Провидении Божием наводят нас бесчисленные примеры и образы: некоторый благоговейный муж, прошедший девять миль от города, но не кончивший еще предпринятого пути, измученный жаром, голодом и жаждой, изнемог и со стоном повалился под грушевым деревом и когда лежа стал читать молитвы, увидел на верху дерева один фрукт.

В это самое время проходил мимо дерева другой незнакомец, приблизился к лежащему под грушей и, узнавши причину его изнеможения, вынул чистый хлеб и часть его отдал изнемогшему для подкрепления его сил. Этому есть тысячи подобных примеров и действий, и нам самим приходилось видеть: несмотря на это, мы так мало имеем надежды на Божие Провидение; если наши сосуды, ящики, сундуки и житницы не наполнены до верха всяческим добром, мы унываем; но когда мешок наш полон, карман набит деньгами, тогда мы имеем надежду: о слепые! надежда видимая не есть надежда; ибо если кто видит, то чего еще ему и надеяться? Но когда надеемся того, чего не видим, тогда ожидаем в терпении (Рим 8,24–25).

Истинное упование на Бога – это когда мы, находясь в большом притеснении, в величайшей нужде и бедности, не падаем духом, но терпением побеждаем все наши невзгоды, ибо чем более терпеливы в своем страдании, тем больше предуготовляется нам славы и венцов.

Феодорит повествует, что святой Маисима имел две полные бочки: одну-пшеницы, другую – масла; подавая из них обильную милостыню убогим, он никогда не мог ни той, ни другой опорожнить.

Всемилостивый Бог, содержащий вселенную, имеет две бочки: одну – полную провизии и других предметов, необходимых для жизни; другую же – полную и переливающуюся через край милосердием, духовными дарованиями и Провидением; и обе пребывают неисчерпаемыми. Вот к этим двум сокровищницам мы должны обращаться, когда бываем угнетаемы величайшей скудостью, крепко держась одного только навыка: уповать на Бога и совершенно предать себя всесвятой Его воле. У древних людей было достопамятное изречение: «Если бы мы делали то, что должны, Бог бы нам сотворил то, что хотим». Святой Иероним учит: «Да будет человек тем, чем он должен быть, и тот же час пошлет ему все Тот, Которым все совершилось».

 

Святитель Иоанн Тобольский (Максимович)


Спрашивайте книгу "Илиотропион, или cообразование с Божественной волей" святителя Иоанна Тобольского (Максимовича) в библиотеке храма и в церковной лавке.

Календарь



† Русская Православная Церковь
Новосибирская митрополия
Храм во имя Михаила Архангела
630088, г. Новосибирск
ул. Большевистская, 229
тел. +7 (383) 280 41 68