По благословению Высокопреосвященнейшего Тихона, митрополита Новосибирского и Бердского
Официальный сайт прихода

Поиск по сайту

На месте разрушенного Троицкого кафедрального собора вновь зазвучали колокола

10 марта на Ново-Соборной площади г. Томска впервые состоялся концерт колокольного звона в исполнении лучших звонарей Сибири.

 

Идея провести концерт в таком важном для нашего города месте принадлежит настоятелю Воскресенского храма иерею Дионисию Мелентьеву и заместителю руководителя Сибирского центра колокольного искусства, известному новосибирскому звонарю Алексею Талашкину.

Как рассказал отец Дионисий, когда в нашем городе проходят общественные слушания по поводу строительства храмов, нередко появляются препятствия именно в силу того, что люди не понимают значимости храма и колокольного звона для их жизни, многим кажется, что звон колоколов будет им мешать, и по неведению протестуют. По этому поводу батюшка написал очень пронзительную статью в социальной сети «ВКонтакте»*, которую прочитал Алексей Талашкин, и родилась идея просветить наших земляков, показать им всю красоту звонарского дела, организовав данный концерт.

– Символично, что на Ново-Соборной площади впервые почти за 90 лет раздался колокольный звон! – отметил настоятель Воскресенского храма. – И многие люди, которые пришли на концерт, были под впечатлением этой музыкальной красоты, их души откликаются на колокольный звон.

Мероприятие собрало очень много людей. У фонтана на Ново-Соборной площади были установлены три переносных звонницы, которые тут же окружило плотное кольцо слушателей. Многие желающие так и не смогли посмотреть концерт из-за большого количества людей. Но, благодаря хорошему звуку динамиков, услышать концерт смогли все, пришедшие в это время на главную площадь города. Праздничные перезвоны и традиционные колокольные переклички прозвучали в исполнении лучших звонарей Сибири: заместителя руководителя Сибирского центра колокольного искусства, звонаря храма Михаила Архангела Алексея Талашкина; звонаря собора св. блгв. князя Александра Невского Дмитрия Шурыгина; звонаря храма Покрова Пресвятой Богородицы Дмитрия Кулешова (Новосибирск); руководителя школы звонарей, звонаря Воскресенской церкви Анны Мельниковой; студента Томской духовной семинарии, звонаря Воскресенского храма Юрия Козорезова и семинариста Томской духовной семинарии Марка Жеренкова (Томск).

Вниманию зрителей было представлено звучание колоколов новосибирского, воронежского и каменск-уральского литья. Концерт длился всего 25 минут, которые пролетели как одно мгновение, и завершился праздничным трезвоном одновременно во все колокола.

И время, и место концерта были выбраны не случайно. Именно здесь, почти 90 лет назад стоял главный собор Томска, посвящённый Живоночальной Троице, и колокольный звон в течение 30 лет ежедневно освящал всю округу, призывая наших земляков в храм. В 1930 году собор закрыли, а через 4 года снесли, но это место, не смотря ни на что, является святым, избранным Богом.

Провести концерт именно в последний день Масленицы, накануне Великого поста, тоже очень важное решение. Ведь именно в разгар народных гуляний, состязаний и семейного отдыха, очень нужно напомнить людям о смысле этой последней перед постом, подготовительной недели. Колокольный звон одновременно настраивает на пост и в то же время напоминает о главной его цели – о подготовке к Святому Христову Воскресению.

После праздничного концерта состоялся мастер-класс по искусству колокольного звона от Алексея Талашкина и других участников концерта. Многие желающие смогли попробовать свои силы и позвонить в колокола. Особенно большой интерес был вызван у маленьких томичей, которые радостно и с удовольствием звонили, напоминая о Пасхальной радости, которая ждёт каждого православного христианина после достойного прохождения Святой Четыредесятницы.

В этот же день, в 15.00, в актовом зале Томской духовной семинарии Алексей Талашкин провёл лекцию «Колокольные звоны Сибири и Томска», которую посетили семинаристы и все, интересующиеся звонарным искусством.

По словам Алексея, он и его команда приезжают туда, где есть необходимость, где нужна помощь.

– Знаем, что в Томске непростая ситуация со строительством новых храмов. Для меня это удивительно. Потому что Томск – старинный сибирский город с богатой колокольной и духовной историей. Мы хотели показать красоту колокольного звона. Показать, что храм, крест, колокол – это прекрасно! Изначально, в московский период литья, в царский период при Иоанне Грозном, колокола отливали в Московском пушечно-литейном дворе, то есть и колокола, и пушки отливали одни и те же мастера. Так что колокол можно вполне воспринимать как духовное оружие. Нам хочется, чтобы томичи услышали красоту колокольного звона, чтобы он отозвался в сердце каждого, чтобы пробудилась эта память поколений. Так же мы хотели напомнить о Господе, о молитве, о посте, – рассказал Алексей Талашкин.

По его словам, сейчас очень не хватает звонарей, а мастера звона очень нужны. Следует отметить, что с руководителем томской школы звонарей Анной Мельниковой уже давно обсуждается возможность проведения Пасхального фестиваля звонарского искусства Сибири в Томске. Изначально этот фестиваль в течение 10 лет проходил в Новосибирске и области, а потом – в Иркутске и Барнауле.

– Фестиваль – это праздник! Он имеет большое значение для духовной жизни города, он консолидирует всех звонарей. Повышается мастерство, приезжают звонари из Москвы и из других городов, которые изменяют сознание звонаря... Надеемся, что в Томске такой фестиваль пройдёт. Это будет значимым событием для всех жителей, – добавил заместитель руководителя Сибирского центра колокольного искусства.

После окончания концерта многие слушатели ещё долго не хотели расходиться и просто стояли рядом со звонницами, слушая весёлые перезвоны участников мастер-класса. В течение часа томичи звонили в колокола на главной городской площади, а потом лучшие звонари Сибири устроили ещё один маленький концерт – на бис, подарив своим слушателям такой неожиданный и радостный подарок.

По реакции людей было видно, что концерт им очень понравился и почти никого не оставил равнодушным.

– Интересно было послушать… Надо проводить такие концерты. Колокольный звон зовёт нас к небу и в храм, – сказала Елена, представительница старшего поколения, которая увлечённо слушала и сам концерт и мастер-класс.

Другая слушательница, Татьяна, рассказала, что на Светлой седмице они с детьми всегда ходят звонить в Богоявленский собор, но храм пока часто посещать не получается – только два-три раза в год.

– Я только слушала. К сожалению, посмотреть не удалось. Хорошо так, радостно!.. Очень быстро закончилось, хотелось бы подольше послушать именно профессионалов! – сказала Татьяна.

Кто знает? Может быть, именно этот концерт станет той отправной точкой, когда душа Татьяны и многих других наших земляков услышат в музыкальности и красоте колокольного звона зов Спасителя, призывающего их к Себе.

– Дай Бог, чтобы такие концерты были постоянными. У нас есть своя школа звонарей, и мы уже можем организовывать их своими силами. Начало положено, – поделился отец  Дионисий.


*Статья в защиту колокольного звона (личные заметки томского священника)

От автора: Данный текст не является агитацией или пропагандой церковных традиций. Это просто попытка выразить позицию верующих людей. Мы тоже живем в Томске, платим налоги, добросовестно трудимся ради своих семей и тоже имеем право обстоятельно высказать свое мнение без опасения, что зашикают, засвистят, затопают ногами. Почему для верующих дорог колокольный звон, почему так обидно, когда его обзывают «шумом»? Объяснить это – наше право.

Колокольный звон рядом с жилыми домами может возбудить у людей раздражение и даже «ненависть к Богу» – такие страхи высказываются сегодня жителями новых томских микрорайонов, где только-только началась дискуссия о возможности строительства храмов. Вытеснить колокольный звон из своей жизни, не допустить его в свои уши – ради этого люди готовы биться в словесных баталиях, забывать о вежливости, о своей истории, о родной культуре. Пусть звон звучит где-то там, вдалеке, чтобы слышали только те, кому он нужен, но никак уж не на моей улице...

Но ведь постойте, давайте вспомним, ради чего ставились звонницы, как не ради того, чтобы священное благозвучие разливалось как можно дальше от храма? Ради чего с такой любовью наши предки отливали колокола, к которым и относились нежно, почти как к родным, как к живым? Может, кто не знает, но кроме языка, у каждого колокола есть еще ухо, плечо, тело, голова, талия. Стали бы давать русские люди такие наименования техническим деталям колокола, если бы не любили звон всей душой?

С какой радостью и воодушевлением Томск встречал еще сравнительно недавно, в свой юбилейный 2004 год, восстановленный Томский Царь-колокол. Его поставили на прежнем месте, возле Воскресенской церкви, в непосредственной близости от жилых домов.

А сейчас? Томский интернет гудит громче колоколов. Но звоном это не назовешь. Даже шумом не назовешь. Подходящее название нарождающемуся заново вытеснению колокольного звона уже было дано в 1930 г. философом Владимиром Ильиным – «это вызов, брошенный Небесам». В эмигрантском журнале «Русский путь» он отмечал, что трудно найти что-то более символическое, чем та ненависть, с которой дух русской революции тогда обрушился на, казалось бы, неповинный музыкальный инструмент.

В тот год вышел известный указ президиума московского облисполкома и Моссовета о запрещении колокольного звона. Интересны мотивировки. В златоглавой Москве, звоном церквей которой веками восхищались даже иностранцы, вдруг как по команде заявились «массовые требования со стороны общественных и рабочих организаций». Общественность, якобы, требовала положить конец церковной традиции звона.

«Колокола причиняют огромные помехи нормальному течению занятий в учреждениях, учебных заведениях, больницах и т. п. – писал в то время один из активных противников звонов В.Шишаков. – Колокольный звон временами буквально раздирает уши...». Интересно, чем колокольный звон в рабочий непраздничный день мог бы раздирать уши, если по церковному уставу он совершается несколько минут в виде неторопливого размеренного благовеста дважды в день: перед утренней и перед вечерней службой? Наверное, что-то иное раздирало уши и душу этого человека…

Звуки церковных перезвонов вдруг и как-то повсеместно стали раздражать больных, отвлекать школьников от учебы, а рабочих – от ударного труда. Интересный случай зафиксирован в конце 1920-х с несколькими церквами, расположенными у Серпуховской заставы. На их «отвлекающий» звон поступила жалоба от работников бывшей Сытинской типографии, расположенной неподалеку. Какой тонкий слух был у этих передовиков полиграфического производства! Они умудрялись расслышать отдаленные звуки колоколов среди грохота печатных и наборных машин! Не так ли и сейчас слух некоторых особо опасливых жителей новых томских микрорайонов уже различает звон церковных колоколов?

Весной 1926 года Наркомат внутренних дел и Наркомат юстиции разослали по регионам инструкцию «О порядке пользования колокольнями». Там, в частности, указывалось, что звон нередко «нарушает нормальное отправление общественного правопорядка и особенно стеснительно отражается на жизни городских поселений». Столетиями до этого момента колокола никого не стесняли, а, напротив, разносили свой голос из самого центра городов до окраин. По воспоминаниям современников, Томский Царь-колокол, например, было слышно на 40 км. вокруг. Услышав его густой могучий звук, начинали звонить и все остальные томские храмы. В праздничный день, когда звонили все три десятка томских храмов, вряд ли кто из томичей мог найти в городе место, где не слышно было бы звона.

Но пришло тогда время других звуков, которые бы напоминали о другом предназначении человека - трудиться в интересах государства. В брошюре издательства «Атеист», изданной в 1929 г., мы находим новую «звуковую идеологию». «С каждым годом насильнический звон этот становится все тише и тише. Наступило время, когда церковные колокола должны окончательно замолчать по всей земле СССР – безоговорочно уступив место трудовым фабрикам и заводским гудкам».

Писатель М.М. Пришвин стал в 1930 г. очевидцем разрушения знаменитых колоколов Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. «Колокола умирали по-разному, - пишет он в дневнике. - Большой, Царь, доверился людям в том, что они ему ничего худого не сделают, дался опуститься на рельсы и с огромной скоростью покатился. Потом он зарылся головой глубоко в землю. Карнаухий как будто чувствовал недоброе и с самого начала не давался, то качнется, то разломает домкрат, то дерево под ним трескается, то канат оборвется. И на рельсы шел неохотно, его потащили тросами».

Верующие люди стояли рядом и молчали. «Им было страшно сказать за Христа, потому что вся жизнь их зависит от кооператива, перестанут хлеб выдавать и крышка!» Но если бы они заговорили, то сказали бы, наверное, что вместе с колоколами умирали и они. Когда верующие Томска узнали морозным вечером, что сибирский Царь-колокол будут разрушать, они собрались, окружили колокол, своими телами его загораживали, а потом еще и прильнули к нему губами и лбами и буквально примерзли к колоколу. Но их отрывали от колокола и отрывали буквально с кровью. Перед своим уничтожением томский Царь-колокол был буквально полит кровью.

Колокольный звон мешал и французским революционерам. В исламских странах христиане имеют право на существование, но не на колокольный звон. Объявить колокольный звон помехой – это очень удобный повод избавиться от нежелательного присутствия церковной жизни рядом с собой. Часовня, как говорили жители всех новых томских микрорайонов, их устраивала бы. Без колоколов, без крестных ходов, без ежедневного богослужения. Раз в неделю чтобы незаметно и неслышно там собирались несколько человек на свою молитву и расходились через полчаса.

Но разве верующие россияне в своей свободной светской стране не имеют полное гарантированное право на никем не ограниченное исповедание своей веры? А полноценная церковная жизнь возможна только в храме.

Их столько было разрушено в Томске. Столько колоколов – произведений искусства - было разбито на куски и сдано по цене металла. И вместе с ними до сих пор расколото наше общество.

Два понимания жизни, по Пришвину, разделили тогда народ. Одни глубоко уверены, что «если добыть хлеб, а потом все остальное, необходимое для жизни, то вот и все. И так они этим живут. Другие всему этому хлебно-тракторному коллективу не придают значения. Их в содрогание приводит вид разбитой паперти у Троицы, сброшенного на землю колокола, кинотеатр в церкви и обязательное для всех граждан безбожие».

Мои заметки – от содрогания. Как много надо сделать, чтобы воссоздать сейчас хоть какие-то разрушенные и разбитые вдрызг культурные традиции, авторитеты и ценности. Мы все сейчас, как осколки – разбросанные и разъединенные. Даже строительства храмов для этой цели, конечно, недостаточно. Каких гигантов духа должна сейчас родить наша земля, какие испытания мы еще должны пройти, чтобы нас что-то объединило, спасло от повторения того, что было в России, когда замолкли колокола….

Иерей Дионисий Мелентьев, опубликовано ВКонтакте 05.02.2019.

 Фото: Владимир Коробов

Источник: Православие в Томске

Календарь



† Русская Православная Церковь
Новосибирская митрополия
Храм во имя Михаила Архангела
630088, г. Новосибирск
ул. Большевистская, 229
тел. +7 (383) 280 41 68